mozhav (mozhav) wrote,
mozhav
mozhav

Category:

Китайгородские новости



Противозаконная реконструкция комплекса храма Ильи на Новгородском подворье: некоторый дайджест зимних новостей. Может показаться, что тема притихла, но на самом деле приход уже освобождает намеченный к сносу корпус 1860-х гг. Тем временем, проблемой наконец заинтересовались федеральные СМИ, Министерство культуры провело проверку и выявило нарушения в оформлении документации, а мы с коллегами направили в Генеральную прокуратуру РФ заявление о готовящемся преступлении.


То есть, о подготовке к сносу части выявленного объекта культурного наследия (ОКН), одного из строений Тёплых торговых рядов 1860-х гг. по адресу ул. Ильинка, д. 3/8, стр. 2.
Прокуратура переадресовала запрос в Мэрию, а та – в Департамент культурного наследия (ДКН), на действия которого, мы, собственно, и жаловались. Департамент, не усмотревший нарушений в своих действиях, ответил нам, а мы, в свою очередь, послали повторный запрос в Прокуратуру, включающий указание на нарушение федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан».

Ниже - краткая суть наших претензий и точка зрения ДКН, изложенная в ответных письмах, подписанных Л.В. Кондрашевым и С.М. Мирзояном. Основываясь на опубликованных материалах проекта, мы утверждаем, что:

Согласованный проект реставрации федерального ОКН "Церковь Ильи Пророка" предполагает физическую ликвидацию всех трёх наземных этажей другого, выявленного ОКН «Тёплые торговые ряды», что является очевидным нарушением федерального закона № 73-ФЗ (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия). Это подтверждается присутствующей в проекте схемой «организации работ по сносу и демонтажу» и сметой на «разборку сносимой надземной части поздней пристройки в осях «9-11/Б-И». Улика: сравнение этой схемы и страницы официального реестра, на которой эта же пристройка показана как часть состоящего на госохране памятника; фрагмент проекта организации демонтажа, выполненный РСК "Архитектурное наследие".





Письмо, подписанное Л.В. Кондрашевым, с одной стороны, вроде бы подтверждает намерение, говоря, что проект основан на концепции 2001 года, подразумевающей «освобождение южного фасада храма от поздней пристройки». Но в то же время отрицает работу над его реализацией, приводя ложное заверение в том, что «проектная документация отражает решения по сохранению как Объекта 1 (церковь), так и Объекта 2 (ряды)». Также в письме полностью игнорируется очевидный факт противоречия между проектом «воссоздания исторической галереи» и охранным статусом «пристройки», на месте которой намечено это самое воссоздание.

На основе этого мы вновь утверждаем, что на выявленном ОКН планируются работы без согласованного проекта сохранения данного ОКН, что является грубым нарушением федерального закона № 73. Целью работ является снос значительной части выявленного ОКН «Тёплые торговые ряды», то есть, речь идёт о подготовке к уголовному преступлению по сговору между заказчиком (ГКУ г. Москвы «Мосреставрация»), проектировщиком и представителями согласующего органа.



Письмо за подписью С.М. Мирзояна сообщает, что аварийное состояние южной пристройки «грозившей обрушением на пешеходную зону улицы Ильинки неоднократно подтверждалось актами и техническими заключениями», что однако не мешало приходу не только эксплуатировать пристройку, но и в 2008 г. самовольно надстроить её капитальной мансардой. Необходимость разборки этой надстройки упоминается в письмах ДКН, очевидно, лишь для того, чтобы ещё больше запутать картину происходящего в пристройках/надстройках/корпусах сложносоставного адреса, например: «принятые в проекте решения по частичной разборке кирпичной кладке выше венчающего карниза южной пристройки и воссозданию галереи не только позволят воссоздать исторический вид храма 16-17 вв., но и обеспечат безопасность пешеходной зоны» - как было показано выше, кладка выше карниза будет разобрана вместе с самим карнизом и стремя этажами венчаемого им фасада.



"Церковный" корпус Тёплых рядов (3й слева, оранжевый) в линии исторической застройки Ильинки, фото: Александр ВГ.

Озвученные в ответе ДКН сведения об аварийном состоянии южной пристройки в крайнем случае могут быть основанием для обоснованной разборки отдельных частей, но никак не могут оправдывать изменения фасадных и объёмных характеристик здания, формирующего исторический фронт застройки центральной улицы в охранной зоне Кремля. Однако, перед экспертами и чиновниками поставлена творческая задача оформления полной ликвидации памятника ради строительства стилизованного новодела. Для этого публику пытаются убедить в том, что снос относительно позднего объекта наследия является необходимым условием воссоздания утраченного облика другого, более старого здания.

В письме Л.В Кондрашева говорится о чертежах, найденных в Новгородском архиве, «где сохранился вид южного фасада до постройки Тёплых рядов», и о том, что находка позволила «по новому увидеть перспективы реставрации уникального объекта». Однако, не задействованным в «проекте воссоздания» специалистам исторические чертежи говорят лишь о том, что существующий храм никогда не имел южной галереи, обращённой к Ильинке и какого-либо выхода на южную сторону. Галерея изначально была частью сложного объёма, включающего в себя Святые ворота, парадное крыльцо с лестницей на южной паперть с востока и стоящую по улице поповскую палату.


Церковь с пристройками на плане 1766 г. и вариант реконструкции Новгородского подворья на к. 17 в., рисунок А. Можаева.

«…В центре палаты, поставленной вдоль улицы, был сводчатый парадный вход в подворье, завершавшийся со стороны двора сенью на круглых столбах. Из под этой сени можно было войти во двор и направиться к главным палатам подворья, а можно, повернув под прямым углом, вступить на лестницу, ведущую в галерею верхнего храма. Поскольку в верхний храм вела только эта лестница, если не считать узкой винтовой с заднего двора, приходится признать, что входной комплекс или вся палата, поставленная у улицы, строилась одновременно с храмом в 1670-е… Для реконструкции архитектуры Новгородского подворья материала явно недостаточно». Из книги: Щенкова О.П, Щенков А.С. Московский центр в Китай-городе XVI-XVII веков. М., 2016. С. 273-275.

Также в письме Л.В. Кондрашева речь идёт об упомянутой выше концепции 2001 г., ставшей основой обсуждаемого проекта. Оказывается, предложение «сделать древний храм исторической доминантой улицы Ильинки» посредством «освобождения южного фасада от поздней пристройки» была выдвинута Л.Н. Лавреновым и поддержана Ю.П. Гнедовским, А.Г. Векслером, В.А. Булочниковым, А.В. Кузминым.

Лев Николаевич Лавренов – очень заслуженный архитектор, профессор, академик. С 1999 г. и до сих пор - Председатель комиссии по монументальному искусству МГД (не нуждающейся в представлении). В 2001 г. он занимал должность начальника 13й реставрационной мастерской Моспроекта-2, в которой тогда же работал я. И как-то раз, зайдя по делу в кабинет к Лавренову, увидел у него на столе набросок – Ильинская церковь без пристройки, с каким-то васнецовским чудо-крыльцом к улице. Сначала подумал, что показалось, потом – что мало ли какие у кого архитектурные фантазии. Но это, оказывается, была тайная концепция. В этот же самый момент в соседних комнатах сотрудники мастерской вычерчивали подробные обмеры Тёплых рядов, готовили вот этот прекрасный проект реставрации южной пристройки.



Тем не менее, в апреле 2010 г. был утверждён предмет охраны пристройки, включающий и материал стен, и композицию фасада. Так что предложения, изготовленные А. Воронцовым и бюро «Группа АБВ» в 2010-2011 гг., уже являлись проработкой вариантов ликвидации состоящего на госохране памятника, по сути - соучастием в подготовке преступления.



Мне неизвестно, кто изготовил следующую картинку, но опубликована она была на сайте Правительства Москвы, в материале, освещавшем официальную позицию ДКН. Оказывается, прорабатывался вариант не только строительства новой галереи на месте южной пристройки, но и полного изменения завершения храма середины 18 в. Вероятно, именно с этим связана странная ошибка в тексте Предмета охраны: вообще не затронутая реставрацией глава с белокаменными деталями вдруг названа «Барабан и купол, воссозданные в процессе проведения реставрационных работ 1999-2002 гг.».



И, наконец, итоговый вариант проекта, выполненный ООО «РСК «Архитектурное наследие» и подписанный А.А. Ивлиевым, Е.Н. Киселёвой и В.Б. Алёхиным. За год до его утверждения, 6.10.2017 г., ДКН выпустил загадочный протокол заседания научно-методического совета, который скорректировал Предмет охраны ровно в соответствии с готовящимся проектом. ОКН как единица хранения остался, а три этажа старинной постройки исчезли. Протокол подписан числом, когда совет на самом деле рассматривал совершенно другой вопрос. Ни уважаемый А.Л. Баталов, якобы подписавший этот документ, ни эксперты, перечисленные в списке участников заседания, так и не выступили с официальным подтверждением или опровержением своего согласия с немыслимым урезанием ПО памятника.



Подводя итог, я хотел бы снова обратиться к служителям и членам прихода Ильинского храма. Я не сомневаюсь, что вы любите ваш храм и цените его историю, свидетельством чего является цикл замечательных публикаций «Ильинка сквозь века», изданных храмом. Не раз приходилось видеть, как собственники памятников, не искушенные в юридических и методических правилах охраны памятников, вводились в заблуждение недобросовестными экспертами и проектировщиками, убеждавшими, что "так тоже можно". Упорство и методы продвижения крайне опасной идеи замысла «освобождения» храма от исторических пристроек намекают на присутствие достаточно высокого покровителя. Но ещё не поздно осознать, что шулерские методы игры ставят под угрозу не только репутацию прихода, но и физическую сохранность самого храма.

За исполнение подобного заказа берутся заведомо недобросовестные специалисты, по сути – предатели своей профессии. Это уже сейчас очевидно подтверждается тем, что в проекте, основной целью которого является строительство новой паперти, полностью проигнорирована реставрация древней основы, а это отнюдь не пустяк, который можно скорректировать в процессе работы. Утверждения о том, что пристройки «разрывают» здание храма, пришли на смену более ранней теории, цитируемой даже в Акте экспертизы проекта: объёмы, расположенные с юга и севера, «играют роль пространственных контрфорсов», подпирая храм с севера и юга. Кстати, трещины в его стенах и сводах пошли в рост после того, как в конце 1990-х была снесена основная часть северного «контрфорса», а с трёх сторон от памятника появились котлованы новостроек. Сейчас на соседнем участке того гляди начнётся рытьё очередного котлована под гостиницу «Интеко» и поди знай, какие последствия это будет иметь в сочетании с параллельной разборкой южной пристройки.



Предложение по действительному раскрытию и включению в городское пространство архитектуры древнего храма: воссоздание гранёных апсид по сохранившимся фрагментам 1519 г. в арках восточного фасада. Эскизный проект мастерской "Конев и партнёры", 1999.



Один из альтернативных вариантов реставрации комплекса с экспонированием восстановленного западного фасада нижнего храма в приямке и устройством некапитальной открытой паперти, арх. С.В. Конев, 2000 г.
Верхнее фото - А. Фролов.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments